←  Высокое Средневековье

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Дубровницкая республика

Фотография Стефан Стефан 11.01 2019

ДУБРО́ВНИК (Dubrovnik; от слав. dubrava – дубрава; в лат. источниках – Рагуза, Ragusa, Ragusium), город на юге Хорватии, адм. центр жупании (округа) Дубровник-Неретва. Нас. 27,4 тыс. чел. (2007). Расположен на берегу Адриатического м., в юж. части Далмации. Автомагистралью связан с приморскими городами Хорватии и соседней Черногории. В Д. – стоянка для яхт; мор. порт Груж (в 5 км от города). Междунар. аэропорт.

 

fba00b83016d.jpg

Дубровник. Церковь Святого Спаса. 1520–28. Архитектор П. Андриич.

 

8a467580162f.jpg

Дубровник. Гавань Старого города.

 

7e61c6378ca9.jpg

Дубровник. Северная крепостная стена.

 

Основан в 7 в. в ходе славяно-аварского завоевания Далмации близ г. Эпидавр (ныне Цавтат). В средние века – центр Дубровницкой республики, которая, сохраняя внутр. самоуправление, до кон. 12 в. находилась в вассальной зависимости от Византии, а в 1205–1358 под властью Венецианской республики. Со 2-й пол. 13 в. аристократич. республика, возглавлявшаяся представителями нескольких патрицианских родов. Важный пункт ремесла и торговли на Адриатике. В 15–17 вв. Д. – один из гл. науч. и культурных центров юж. славян («славянские Афины»). Итал. культурное и экономич. влияние в Д. сохранялось до нач. 19 в. В 1358–1526 Д. находился в вассальной зависимости от Венг. королевства, в 1526–1806 – от Османской империи. В 1667 разрушен сильным землетрясением. В период тур. владычества на Балканах был одним из центров нац.-освободит. движения слав. народов. В 1806 оккупирован Францией, в 1808 Дубровницкая республика была упразднена, её территория включена в состав образованных Наполеоном I Бонапартом Иллирийских провинций.

 

Кузьмичёва Л.В., Лукина Н.В. Дубровник // Большая российская энциклопедия

http://bigenc.ru/geo...hy/text/1969651

Ответить

Фотография Стефан Стефан 11.01 2019

Дубровник. Римское поселение Эпидавр было разорено славянами в начале VII в., и его романское население основало неподалеку на заросшем лесом скалистом берегу моря новое селение Рагузиум, которому славяне дали название Дубровник. С VII в. по 1205 г. Дубровник находился под властью Византии. В 867 г. Дубровник упоминается в связи с осадой его арабами. Католики и православные славяне широко расселились в городе и окружающей местности в XII в. Неподалеку протекала р. Неретва ‒ путь в Боснию, Сербию, Болгарию, Византию. В XV в. Дубровник ‒ в основном славянский город с весьма выгодным положением. Он был открыт связям с Востоком и Западом. Рыболовство, мореплавание, торговля, как и в соседних далматинских городах, стали главными занятиями жителей. Свое производство на крошечной территории ограничивалось в основном оливковым маслом и вином.

 

Уже в XI в., когда дубровчане связали итальянские города с балканскими славянами, торговля вышла на первый план интересов удивительно предприимчивых горожан, а в XII в. они заключили ряд договоров со славянскими властителями. Особый интерес представляет договор с боснийским баном Кулином 1189 г.: Дубровник получил право торговли во всех владениях Кулина. Этот договор ‒ старейший документ, написанный кириллицей на хорватском языке, и наряду с Башчанской надписью ‒ важный и древний документ хорватского средневековья. Тогда же дубровчане заключили договор с сербским великим жупаном Неманей и получили от него защиту. Уже в XII в. Дубровник под покровительством местных властей торговал от р. Савы на севере до р. Дрим на юге и р. Моравы на востоке [10]. Одновременно были заключены договора с заморскими Пизой, Равенной, Анконой и др., даже с Лондоном. В ряде городов Италии и важных пунктах Балкан дубровчане имели колонии.

 

В XIII в., попав в нетяжкую зависимость от Венеции, город продолжал испытанную тактику: заключал договора с Сербией, Болгарией, деспотом Эпира, а боснийский бан Нинослав освободил дубровчан от всяких налогов. Сербская королева Елена даже поклялась сообщать дубровчанам, если государь задумает напасть на их город… В XIII в. Дубровник овладел всей торговлей балканских славянских стран с Западом. Торговле была подчинена вся жизнь дубровчанина ‒ от князя до простого {48} работника. Кроме того они занялись рудным делом в Боснии, Сербии и Болгарии. Итак, смелые, нередко жестокие и опытные купцы естественно приобрели и дипломатический опыт. Они принимали верховную власть сильных соседей на основе реальной самостоятельности, так как были весьма полезными для этих соседей.

 

Дубровчане сразу увидели в османах большую силу и в XIV вв. стали сближаться с ними. В 1365 г. договор с Портой открыл им безопасный путь в Левант [11]. С приходом османов султанам также оказалось выгодным сохранить фактическую самостоятельность Дубровника, снабжавшего Стамбул европейскими изделиями. С 1482 г. Османская империя стала единственным соседом Дубровника. В течение сотен лет (с 1442 г.) республика платила османам 12,5 тыс. дукатов ежегодно. Это обеспечило ей свободу торговли на Балканах, ее колония имелась в Стамбуле. Во время войн Запада с османами республика оставалась в стороне. Ей удалось устоять против Венеции. Сохраняя связи с Портой, дубровчане одновременно снабжали императора Карла V кораблями во время войны за Тунис (1535 г.). Мохачская битва мало коснулась Дубровника.

 

В XIVXV вв. Дубровник расширил свою территорию путем покупки земель и островов, а иногда применяя силу (так были присоединены Конавли вплоть до Боки; кстати, эта война 1427 г. была последней в истории самостоятельного Дубровника).

 

Дубровчане хорошо осознавали свою связующую роль между христианским Западом и мусульманским Востоком. Они были для империи словно живая вода для пустыни. Характерен следующий случай. После катастрофического землетрясения XVII в., разрушившего город, османские чиновники, нуждавшиеся в средствах, потребовали у Дубровника огромную сумму, по современным меркам соответствующую цене тонны золота. Дубровницкий дипломат был в отчаянии: столько собрать город не мог даже в благополучные дни. «Но в таком случае нам не останется ничего иного, как погрузить все население на корабли и отплыть в Италию», ‒ сказал дубровчанин. Эти слова сразу заставили османов сбавить тон: им не нужны были пустые стены Дубровника! [11]

 

Первый городской устав был принят в 1272 г. На скупщину собирались все горожане, здесь принимались законы. Но разбогатевшие торговцы, менялы, судовладельцы, ювелиры постепенно составили знать и лишили влияния простой народ. В 1395 г. скупщина была ликвидирована. Город превратился в патрицианскую республику. Ее дела вел большой совет (consilium majus) патрициев (nobili). Он назначал чиновников, формировал «совет предлагающих» (consilium rogatorum) проекты законов (до 45 чел.). Этот совет избирал правительство ‒ малый совет из 7 человек. Оно вершило суд по должностным преступлениям, с 1358 г. избирало из своих членов князя сроком на месяц. Это была в основном представительная должность. Князь поражал посетителей роскошью своей одежды. {49} Все должности были бесплатными. Постоянной армии не было, в случае необходимости нанимали солдат.

 

Первая половина XV в. ‒ вершина богатства и блеска Дубровника, насчитывавшего тогда 40 тыс. жителей (позднее до 50 тыс.). Республике принадлежало 300 морских кораблей. Среди команды Христофора Колумба были и дубровчане. В городе производили стекло, краски, колокола, пушки, изделия из кожи, золота и железа. На о. Млет был построен бенедиктинский монастырь. Сельское хозяйство, преимущественно виноградарство, основывалось на труде колонов ‒ наследственных арендаторов ‒ и кметов, арендовавших землю знати на более тяжелых условиях (отработки и др.).

 

Богатство, связи с Италией и «вечный» мир способствовали развитию культуры республики: здесь расцвела литература на итальянском (ставшем языком торговли) и хорватском языках. Сам город ‒ выдающееся произведение архитектуры.

 

Однако с XVI в. в связи с переносом мировых торговых путей на океан торговля Дубровника стала хиреть, как, впрочем, и Венеции. Упадок Дубровника ускорило катастрофическое землетрясение 6 апреля 1667 г. Тогда погибло до 4 тыс. человек. Город медленно восстанавливался, но так никогда и не достиг былого блеска.

 

Общие тенденции развития Дубровника в Средние века в некоторой мере были присущи и другим приморским городам, где власть также находилась у патрициата, а относительно небольшие сельскохозяйственные площади обрабатывались колонами. С XV в. городами, ранее входившими в состав Венгеро-Хорватского королевства, а по населению преимущественно хорватскими, овладела Венеция. {50}

 

 

10. Novak G. Prošlost Dalmacije. I‒II. Zagreb, 1944.

 

11. Фрейденберг М.М. Дубровник и Османская империя. М., 1984. {284}

 

Фрейдзон В.И. История Хорватии. Краткий очерк с древнейших времен до образования республики (1991 г.). СПб.: Алетейя, 2001. С. 48‒50, 284.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 11.01 2019

 

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 11.01 2019

 

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 17.01 2019

По преданию, в конце VII ‒ начале VIII в. беженцы из разрушенного славянами и аварами города на Адриатическом побережье Эпидавра основали несколько севернее его новое поселение Рагузий. Но, по-видимому, это небольшое поселение существовало еще в античное время. Рагузий был расположен на выходящей в открытое море высокой скале, отделенной в то время от земли узким морским проливом. Некоторое время спустя на противоположном берегу этого пролива славяне, заселившие Травунию Захумье, основали Дубровник. Эти поселения впоследствии слились в одно, которое сохранило оба названия: Дубровник и Рагуза.

 

Об истории Дубровника до конца XII в. сохранилось мало сведений. Долгое время он оставался небольшим поселением рыбаков, мореплавателей и виноградарей со смешанным славянским и романским населением. Дубровник признавал верховную власть Византии. Вместе с другими городами Адриатического побережья он входил в состав созданной византийцами в IX в. фемы Далмация. Это обстоятельство позволило дубровчанам пользоваться защитой империи и определенными привилегиями. Прилегавшие к Дубровнику земли на материке являлись владениями травунян и захумлян, но дубровчане со временем заняли эти земли под виноградники и за пользование ими уплачивали дань (могориш) славянским князьям.

 

Развитие Дубровника как торгового и ремесленного центра началось в XI‒XII вв., когда во всей Европе стали расти города, а в бассейне Средиземного моря происходил общий хозяйственный подъем.

 

В это время значительно изменилась и политическая обстановка на Адриатическом побережье. Уже в конце X в. в Северной Италии усилилась экономическая и политическая роль Венеции, вскоре превратившейся в один из главных торговых городов в Средиземноморье. Между тем позиции Византии в Средиземноморье и в западной части Балканского полуострова все более слабели. Во второй половине XI в. империя окончательно потеряла Южную Италию, где возникло сильное и агрессивное государство норманнов. И Венеция, которая в начале XI в. временно овладела значительной частью Далмации, и норманны стремились захватить в свои руки города восточного побережья Адриатики, в том числе Дубровник. Лавируя в этой подчас запутанной политической ситуации, то принимая власть норманнов или Венеции, то возвращаясь под суверенитет {137} империи, дубровчане постепенно укрепляли свою самостоятельность. Власть Византии над Дубровником в XII в. стала номинальной. В 1205 г., после того как в результате четвертого крестового похода Византия была завоевана крестоносцами, Дубровник признал свою зависимость от Венеции. В таком положении он находился до 1358 г.

 

В X‒XI вв., когда латинская церковь приобрела твердые позиции на Адриатическом побережье, усилились связи Дубровника с римской курией. В 1022 г. в Дубровнике была основана самостоятельная архиепископия.

 

Экономический подъем Дубровника с самого начала был связан с посреднической торговлей, для развития которой в городе имелись чрезвычайно благоприятные условия. Удобные пути связывали его с внутренними областями Балканского полуострова, по морю можно было торговать с итальянскими городами и европейскими государствами. В городе постепенно развивались и ремесла, связанные с мореходством, ‒ судостроительное, деревообделывающее, а также строительное, кузнечное, ювелирное и другие. Однако ремесло главным образом обслуживало нужды самих горожан.

 

С середины XII в. дубровчане заключают ряд торговых договоров о дружбе и взаимной защите жителей с рядом итальянских приморских городов. В конце XII в. стали заключаться договоры с балканскими правителями (со Стефаном Неманей в 1186 г., с боснийским баном Кулином в 1189 г.), по которым дубровчанам разрешалось свободно торговать в сербских и боснийских землях. В 1192 г. дубровницкие купцы получили право свободной беспошлинной торговли в Византийской империи. Все эти соглашения впоследствии возобновлялись и подтверждались правителями балканских государств.

 

Дубровник вел и широкую морскую торговлю. Он имел свой флот и поддерживал торговые связи с Венецией, с городами Южной Италии. Однако могущественная Венецианская республика, боясь конкуренции, старалась ограничить морской оборот дубровчан, поощряя в то же время их сухопутную торговлю с балканскими землями. Расширению хозяйственной и торговой деятельности дубровчан в балканских государствах способствовал экономический прогресс Сербии, Боснии и Болгарии в XIII‒XIV вв., развитие там горного дела, некоторый рост сельскохозяйственного производства.

 

В XIII‒XIV вв. Дубровник становится основным торговым центром на восточном побережье Адриатики, через который осуществлялись торговые связи стран Европы (в первую очередь итальянских городов) с балканскими землями. Дубровчане вывозили из Сербии, Боснии, Болгарии и Албании сельскохозяйственные продукты (зерно, кожи, воск и пр.), металлы (золото, серебро, свинец, медь). Они снабжали балканских феодалов оружием, дорогими тканями, восточными пряностями, стеклянными и ювелирными изделиями.

 

Одной из главных и наиболее доходных статей торговли дубровчан на Балканах была соль.

 

Особенно прочными были экономические позиции дубровчан в Сербском государстве. В одном из посланий венгерскому королю они писали: «Мы не можем жить, если не торгуем, а торгуем мы большей частью с Рашкой». Сербские короли обычно поощряли торговую и предпринимательскую деятельность дубровчан в своем государстве. Им предоставлялись не только торговые привилегии, но нередко и монополии на разработку горных недр. Дубровчане были владельцами и откупщиками большого числа шахт, где добывались золото, серебро и другие металлы. Они стали основывать в некоторых крупных городах и центрах горных разработок Сербии, Боснии и западной части Болгарии колонии, в которых постоянно {138} проживали дубровницкие торговцы и предприниматели. Эти колонии пользовались самоуправлением, их члены не подчинялись местным властям, судились собственными судьями.

 

Период наибольшего расцвета экономики Дубровника падает на конец XIV ‒ XV вв. Если ранее основой благосостояния города, источником накопления капитала городской верхушкой была посредническая торговля, то в это время, хотя торговля и сохраняет преобладающую роль, значительный шаг в своем развитии делает ремесло. При этом растут те его отрасли, продукция которых шла на вывоз. В то же время в городе значительно увеличилось число местных ремесленников. Городские власти различными средствами привлекали в Дубровник мастеров из Италии и других европейских государств. Ремесла специализировались, усовершенствовались орудия и техника производства.

 

Так, заметный прогресс наблюдался в оружейном деле: во второй половине XIV в. в Дубровнике началось производство огнестрельного оружия. В конце XIV и XV в. появилось производство стекла, мыла, высококачественных сукон.

 

Наибольшего прогресса достигло в Дубровнике сукноделие. Большой спрос на сукна в балканских странах и на Востоке побуждал дубровницких торговцев вкладывать свои капиталы в данную отрасль ремесла. Это вскоре привело к важным изменениям в его технике и организации. Во втором десятилетии XV в. итальянец Петр Пантелла организовал в пригороде Дубровника большую мастерскую, основанную на наемном труде, в которой было значительное разделение труда. Вслед за этим стали возникать другие мастерские, производившие сукно, которые по организации производства были рассеянными мануфактурами. В «Описании Дубровника», сделанном итальянцем Филиппо де Диверсисом в 1440 г., говорится, что в городе «ежегодно изготовляется 4 тысячи кусков шерстяных тканей, удивительное изящество которых благодаря совершенному мастерству признают все жители Рагузы…» Однако уже {139} в 50-х гг. XV в. сукноделие в Дубровнике пришло в упадок. Городские власти с 30-х гг. стали запрещать создание частных красилен и старались установить контроль за производством сукон. Упадок сукноделия был связан с турецким завоеванием, которое создало затруднения как в доставке сырья, так и в сбыте готовой продукции.

 

Несмотря на то, что появившиеся мануфактуры были немногочисленны и просуществовали недолго, Дубровник был единственным городом на восточном побережье Адриатики, да и на всем Балканском полуострове, экономическое развитие которого шло в ногу с некоторыми итальянскими городами, где уже в XIV‒XV вв. появляются «первые зачатки капиталистического производства»1.

 

Во второй половине XIV‒XV вв., когда торговля на Балканском полуострове страдала из-за феодальных междоусобиц и турецкого нашествия, позиции дубровницких купцов и предпринимателей в Сербии и Боснии в целом не ослабли. Уплачивая турецкому султану дань, дубровчане получили право свободно торговать в Османской империи. В это же время выросла роль морской торговли Дубровника. Ее развитию благоприятствовало и то, что в 1358 г. по Задарскому миру между Венецией и Венгрией город перешел под верховную власть последней и освободился, таким образом, от ограничений в торговле на море, чинимых Венецией.

 

Дубровник был также центром всевозможных денежных операций и ростовщичества. Богатые дубровчане не только кредитовали местных и балканских купцов и предпринимателей, но и снабжали деньгами под высокие проценты сербских и боснийских феодалов, королей и банов. Последние в периоды смут и междоусобиц хранили в дубровницкой казне и у частных лиц своп деньги и другие ценности.

 

Исключая периоды непродолжительных военных конфликтов с Сербией во время правления королей Уроша I и Милутина, а позднее ‒ с некоторыми сербскими и боснийскими феодалами, Дубровник в XIII‒XV вв. в основном поддерживал мирные отношения со своими соседями. Вместе с тем владения дубровницкой общины за городской чертой неуклонно расширялись. Эти земли дубровчане скупали у сербских и боснийских правителей, приобретали в благодарность за какие-либо услуги, получали по завещаниям и так далее. Особенно значительным рост территории Дубровника был в XIV‒XV вв. В этот период дубровчане приобрели город Стон и полуостров Пелешац, где имелись соляные копи, Приморье, соединившее Пелешац со старыми владениями дубровчан на материке, и некоторые другие земли. Последним важным приобретением Дубровника была прилегавшая к Которскому заливу плодородная жупа Конавли (1419‒1426 гг.).

 

Таким образом, владения Дубровника тянулись узкой полосой вдоль Адриатического побережья от полуострова Пелешац до Которского залива.

 

В XIV‒XV вв. значительно увеличилось население Дубровника и его округи. Причиной этого был как экономический прогресс города и увеличение его владений, так и приток в Дубровник большого числа эмигрантов из стран, порабощенных турками. В XV в. в Дубровнике жило 5‒6 тысяч человек, а во всей Дубровницкой республике ‒ около 20 тысяч. Уже к XIV в. романский элемент среди населения Дубровника был почти полностью вытеснен славянским, но церковная зависимость от римской курии, тесные экономические и политические связи с Венецией и другими итальянскими городами ‒ все это способствовало {140} распространению в Дубровнике итальянского культурного влияния. Языком государственной администрации в городе был латинский, в деловых отношениях преобладал итальянский.

 

Однако в сношениях с южнославянскими соседями употреблялся сербский язык. В быту горожан и на сельской территории стойко сохранялись сербский язык и обычаи.

 

Вместе с развитием экономики Дубровника менялись и общественные отношения в городе. В XII в. городское население ‒ пук (populus) ‒ представляло собой еще слабо дифференцированную массу. Правда, уже в это время существовал городской патрициат ‒ властела, постепенно сосредоточивавшая в своих руках крупную торговлю, основные источники доходов и городские земли. Ее представители оттесняли рядовых горожан от участия в политической жизни города. К XIV в. властела превратилась в замкнутую социальную группировку, включавшую торговую, землевладельческую и денежную знать.

 

В XIV‒XV вв. усилилась дифференциация и среди остальных слоев горожан. От рядовой городской массы постепенно отделялась разбогатевшая купеческая верхушка, не входившая в состав властелы, но мало отличавшаяся от нее по своей деятельности, зажиточности и источникам доходов. Эти разбогатевшие торговцы и дельцы вместе с властелой противостояли массе мелких торговцев, ремесленников, подмастерьев, рыбаков, слуг и жестоко их эксплуатировали. Однако зажиточные горожане не принимали участия в городском управлении, которое всецело сосредоточивалось в руках властелы.

 

Дубровницкие ремесленники, поздно приобретя существенное значение в экономике города, не играли активной роли и в его политической {141} жизни. Не получила развития и цеховая организация ремесла. В Дубровнике преобладали не чисто профессиональные объединения жителей, а территориально-религиозные корпорации ‒ братства. В братства обычно входили горожане со сходным имущественным и социальным положением, но различных профессий, проживавшие по соседству. Они имели свои уставы, кассы, оказывали помощь своим членам. Лишь в XV в. братства стали исполнять посреднические функции между республикой и отдельными ремесленниками, защищая интересы последних. Некоторые из них начали организовываться по производственному принципу, приобретая характер профессиональных цеховых корпораций. Но в целом общественная роль братств была слабой. Все это позволяло городским властям, т.е. властеле, полностью контролировать и регламентировать ремесленную деятельность.

 

В целом ремесленники принадлежали к беднейшим слоям населения Дубровника. Не имея возможности самостоятельно заниматься ремеслом, некоторые из них нанимались на работу в крупные мастерские. Наемный труд часто применялся в XV в. в ткацком производстве. Чрезвычайно тяжелым было положение подмастерьев-учеников и наемных слуг. Они целиком зависели от своих хозяев, не могли уйти от них до истечения срока договора, наказывались за малейшие провинности. Наряду с наемным трудом, который применялся и в сельском хозяйстве, использовался труд рабов. Дубровник был одним из центров торговли рабами, которые привозились из Боснии и других стран. В 1416 г. работорговлю в Дубровнике запретили, но рабский труд применялся и в XV в.

 

Земельная собственность в городе и его владениях принадлежала всей общине как коллективному собственнику, частным лицам или церкви. Общинные земли постепенно были поделены между властелой и зажиточными горожанами. Они представляли собой мелкие участки, которые обрабатывались их владельцами (подчас с помощью рабского или наемного труда), или сдавались в аренду. Отношения крестьян с владельцами земли часто регулировались договорами, заключаемыми на короткий или длительный срок, в которых фиксировались права и обязанности держателя и владельца земли, величина и формы феодальной земельной ренты.

 

Значительная часть сельского населения, которое в XIV‒XV вв. заметно выросло, находилась в большей или меньшей степени феодальной зависимости. Основной формой эксплуатации дубровницких крестьян была издольщина.

 

О социальной борьбе в Дубровнике и его владениях имеется мало сведений. Правда, часты были случаи столкновений и ссор между предпринимателями, мастерами, учениками.

 

Однако противоречия между властелой и городскими низами, еще не сложившимися в компактную прослойку со сходными интересами, не достигли такой остроты, чтобы в городе вспыхнули открытые выступления против городского патрициата.

 

В XV в. частыми были волнения крестьян во владениях Дубровника. В 1402‒1403 гг. против городских властей выступило население островов; на острове Млет происходили вооруженные стычки. После приобретения дубровчанами района Конавли там начались крестьянские волнения, а когда в 1430 г. против Дубровника выступил хумский феодал Радослав Павлович, часть жителей Конавли перешла на его сторону. Характерно также, что во время войны между Дубровником и герцеговинским правителем Степаном Вукчичем к последнему примкнуло много крестьян из владений Дубровницкой республики, которые после поражения Степана бежали в Герцеговину. {142}

 

Первоначально дубровницкая община была организована как городская коммуна с широким самоуправлением. Важную роль в решении городских дел играла скупщина, или сабор, на котором право голоса имели все горожане.

 

В течение XIII‒XIV вв. внутреннее устройство Дубровницкой общины претерпело ряд изменений, пока в XIV‒XV вв. не сложилось окончательно Дубровницкое государство как типичная аристократическая республика, внутреннее управление которой было организовано по образцу Венеции.

 

В первое время своего господства Венеция активно вмешивалась во внутренние дела Дубровника. Проводниками венецианского влияния были князья-венецианцы, от которых зависело назначение и деятельность дубровницких властей и судей.

 

Властела вела упорную борьбу против попыток венецианцев лишить Дубровник его самоуправления и фактической самостоятельности. Определенной победой властелы в этом отношении был Дубровницкий статут 1272 г., фиксировавший твердую систему городского управления, прерогативы князя и чиновников.

 

В XIII ‒ начале XIV в. Великое вече, фактически заменившее скупщину всех горожан, избиралось из городского патрициата и санкционировалось Венецией. С 30-х годов XIV в. Великое вече уже не избирается: в него входят как постоянные члены все властели-мужчины с 18‒20 лет. Великому вечу принадлежало право устанавливать законы, вводить налоги, избирать высших должностных лиц, осуществлять внешнеполитические акции. Великое вече избирало из своей среды Малое вече в составе 11 человек, а с 1253 г. ‒ и Вече умоленных (упрошенных) или Сенат. Последнему принадлежала фактически вся власть в городе. После установления верховной власти Венгрии князь-ректор уже не имел {143} никакой власти. Он избирался сроком на месяц и лишь формально считался главой исполнительной власти. В городе существовало два суда ‒ по гражданским и по уголовным делам.

 

Владения Дубровника были поделены на небольшие территории, которыми управляли специальные князья или капитаны, судившие население по мелким делам.

 

Основные доходы городской казны состояли из торговых пошлин, доходов от производства и продажи соли, являвшихся государственной монополией, налогов с горожан и крестьян. Сбор пошлин обычно сдавался на откуп. За состоянием государственных финансов следили специальные чиновники.

 

В XV в. первостепенное значение для Дубровника приобрели политические отношения с Османской империей. В первой половине XV в. Дубровник делал некоторые попытки принять участие в борьбе с турками, иногда оказывал помощь воюющим против них государствам. В то же время, поддерживая деловые связи с торговыми центрами на занятой турками территории, оказывая всевозможные услуги султанскому правительству, постоянно задаривая турецких вельмож, дубровчане сумели оградить свой город от грабительских турецких набегов. По мере того как становился очевидным неуспех всех планов изгнания турок из Европы, Дубровник все более стремился к мирным отношениям с османами. В знак признания верховной власти султана дубровчане с 1441 г. стали платить ежегодную дань (харач) в турецкую казну. Величина ее неуклонно увеличивалась и к концу века достигала 12 500 дукатов. За это дубровчанам была обеспечена свобода торговли во всех владениях Турции.

 

Сами мало занимаясь торговлей, турки были заинтересованы в ввозе различных товаров из европейских стран, а уплачиваемый Дубровником харач был солидным источником султанских доходов.

 

После Мохачской битвы 1526 г. и распада Венгерского государства находившийся под суверенитетом последнего Дубровник оказался под верховной властью султана, сохранив фактически свое независимое положение. {144}

 

 

1 К. Маркс. Капитал, т. I. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 23, стр. 728. {140}

 

258cf1a8bbb5.jpg

{139}

 

0d8329995033.jpg

{141}

 

ec37625268f4.jpg

{143}

 

История Югославии. В 2 т. Т. 1 / Под ред. Ю.В. Бромлея, И.Д. Достян и др. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1963. С. 137‒144.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 30.01 2019

Признание верховной власти Османской империи не отразилось на внутреннем и внешнеполитическом положении Дубровницкой республики, создав для нее значительные преимущества в торговле с землями, находившимися под турецким владычеством. В то же время Дубровник поддерживал дружественные отношения с Испанией, превратившейся в XVI в. в наиболее могущественное государство Средиземноморского бассейна. Опираясь на защиту Порты и поддержку Испании, Дубровник с помощью дипломатии успешно противостоял Венеции, старавшейся установить свое полное господство в торговле на Адриатике и в восточном Средиземноморье. В первой половине XVI в. продолжался расцвет экономической жизни Дубровника и в первую очередь его сухопутной и морской торговли. Прекращение войн на Балканском полуострове позволило дубровчанам снова значительно укрепить свои экономические позиции в югославянских землях. Во всех крупных городах европейской части Турции дубровчане имели колонии (всего их было около 30‒40). Проживавшие в них дубровницкие купцы и ремесленники поддерживали тесные связи с местным торгово-ремесленным населением. Они скупали на Балканах скотоводческие и земледельческие продукты, сырье, металлы и пр., а из западноевропейских и восточных стран ввозили туда промышленные товары, главным образом ткани, в том числе и производимые в самом Дубровнике, а также соль. Уплачивая незначительные пошлины (2% от стоимости товаров), пользуясь различными привилегиями, которые предоставила им Порта, заинтересованная в торговом обмене с европейскими странами, дубровчане почти не имели конкурентов в торговле с балканскими землями. Во второй половине XVI в. средняя ценность товаров, ввозимых в Дубровник из Турции, исключая Сирию и Египет, составляла около 150 тысяч дукатов в год, а вывезенных ‒ на одну треть больше. Ввоз в Турцию особенно увеличивался во время ее войн с европейскими государствами, когда Дубровник, неизменно соблюдавший нейтралитет в международных конфликтах, предпочитавший помогать обеим сторонам и пользоваться их услугами, сосредоточивал в своих руках все торговые связи с Османской империей.

 

В XVI в. Дубровник вел оживленную морскую торговлю с Египтом и Сирией, откуда вывозились как сельскохозяйственные продукты, {224} так и дорогие ремесленные изделия и пряности, с Италией, Испанией и другими европейскими государствами. Дубровницкий флот в это время значительно увеличился и насчитывал до 200 судов. На них перевозились и товары иностранных торговцев. Во всех крупных портах Средиземного моря республика имела своих представителей и постоянно проживавших купцов, которые занимались посреднической торговлей. Мореходство было важной статьей дохода города и служило занятием значительной части его населения.

 

Одним из крупных источников дохода богатых дубровчан были денежные операции. Капиталы вкладывались в торговые, мореходные и страховые компании. Дубровницкие банкиры поддерживали деловые отношения с банкирскими домами Италии, Константинополя, Мадрида, Лондона и т.д. Вывоз капиталов за границу вел к исключению их из торгового оборота, снижал городские доходы. Поэтому в 1575 г. был установлен высокий налог на капиталы, вложенные за границей.

 

В ремесленном производстве Дубровника в XVI в. не произошло больших изменений. В это время сохранялось некоторое число мануфактурных ткацких предприятий, которые постепенно приходили в упадок. Но ткачество по-прежнему оставалось наиболее распространенным в городе ремеслом.

 

Экономическое оживление побуждало в XVI в. некоторых крестьян оставлять землю и переходить к занятиям, приносившим большой доход. Городские власти не препятствовали этому, а владельцы земли не проявляли в это время большого интереса к ее хозяйственной эксплуатации, так как имели другие источники дохода.

 

Во второй половине XVI в., когда в связи с великими географическими открытиями изменилась экономическая конъюнктура в бассейне Средиземного моря, появились первые признаки упадка Дубровника, которые становились все явственней в следующие столетия. В это время стала постепенно снижаться морская торговля дубровчан. Их место начали занимать французские, голландские и английские купцы. Упала торговля дубровчан с балканскими землями, откуда они вытеснялись местными торговцами.

 

В XVII в. обострились отношения Дубровницкой республики с Венецией, которая, потеряв бо́льшую часть средиземноморских рынков, ожесточенно боролась за сохранение и расширение своих позиций в восточной части Адриатического побережья и в торговле с турецкими владениями, пытаясь вытеснить оттуда дубровчан. Венеция препятствовала торговле {225} Дубровника с итальянскими городами, вынуждала уплачивать высокие пошлины за товары, перевозимые на дубровницких судах по Адриатическому морю, а при удобной ситуации предпринимала попытки подчинить Дубровник своей власти. Против всего этого город боролся дипломатическим путем, используя покровительство Порты, Испании или римской курии.

 

Торговля дубровчан в Турции и на море несколько ожила во время Кандийской войны 1645‒1669 гг., хотя население республики сильно страдало от военных действий, происходивших на ее территории и в соседних районах. В 1667 г. на Дубровник обрушилось тяжелое стихийное бедствие ‒ сильное землетрясение, за которым последовал пожар. В результате была уничтожена бо́льшая часть городских построек, городу был нанесен громадный материальный ущерб. Во время землетрясения и пожара погибло около четырех тысяч жителей, т.е. более половины населения. Узнав об этой катастрофе, в Дубровник прибыли войска боснийского паши и значительный отряд венецианцев. И те и другие, предложив свою помощь, рассчитывали занять город. Дубровницкая властела сумела собрать силы и устранить эту опасность, но город так и не смог полностью оправиться после перенесенного бедствия.

 

Во время войны «Священной лиги» с Турцией вблизи Дубровника и на его территории шли военные действия, от чего сильно страдали местные жители. Венеция, ведшая бои в Далмации, рассчитывала воспользоваться удобным случаем для захвата города. Это вынудило дубровчан искать защиту у Габсбургов. В 1684 г. был подписан договор, по которому император Леопольд I принимал Дубровник под свою верховную власть. Однако этот договор потерял реальное значение после отступления габсбургских войск на балканском театре военных действий.

 

В конце XVIIXVIII вв. лишь немногие дубровчане занимались предпринимательской и торговой деятельностью на Балканах. Почти полностью прекратилась их торговля со странами Леванта. Дубровницкие моряки перевозили по Адриатическому морю товары, главным образом, иностранных купцов. К этому времени многие богатые горожане бросили заниматься торговлей и предпринимательской деятельностью. Часть из них разорилась, часть превратилась в рантье, давала деньги в рост. С упадком других доходов властела стала жить прежде всего за счет земельной ренты и хозяйственной эксплуатации своих земель, домов и т.д. Поэтому она старалась крепче привязать крестьян к земле, усилить их эксплуатацию, особенно за счет отработочной ренты. {226}

 

В середине XVIII в. несколько изменилась экономическая конъюнктура на Средиземном море. Пришел конец господству Венеции в Адриатике. Вытеснившие ее Габсбурги еще не имели сил занять там монопольное положение. Установлением свободного мореходства в Адриатическом море не замедлили воспользоваться дубровчане, быстро увеличившие свой флот. Но при попытках расширить торговлю в Средиземноморье дубровчане натолкнулись на тяжелую конкуренцию с Францией, считавшей Дубровник турецким владением, в котором действуют все торговые привилегии, полученные Францией от Порты.

 

Когда в 1768 г. началась русско-турецкая война и русский флот появился в Средиземном море, дубровчане оказывали помощь туркам, перевозя их войска, снаряжение и продовольствие. Однако командующий русским флотом Алексей Орлов потребовал от Дубровника согласия на основание в городе русского консульства и православной церкви. В 1775 г. было достигнуто соглашение относительно открытия в Дубровнике консульства, которое, по плану русского командования, должно было стать опорным пунктом влияния России на Балканах.

 

Политический строй в Дубровнике на протяжении XVIXVIII вв. оставался почти неизменным. До конца существования самостоятельной городской республики властела сосредоточивала в своих руках всю власть, за редкими исключениями не допуская горожан к управлению городом. Этому способствовало и усиление дифференциации пучан, создание среди их зажиточных слоев замкнутых корпораций, подобных властельской, ‒ братств так называемых антуанинов, появившихся еще в XIV в., и лазаринов1. В братство антуанинов входили наиболее зажиточные граждане, по источникам своих доходов и образу жизни почти не отличавшиеся от властелы. Второе братство состояло из представителей низших слоев и крестьян, обогатившихся на торговле. В XVIII в. членство в этих братствах превратилось в почетное звание, которое присваивалось городскими властями. Существование таких замкнутых корпораций среди горожан ослабляло их борьбу против сосредоточения всей власти в руках патрициата.

 

После землетрясения 1667 г. заметно поредели ряды властелы. Это побудило Великое вече принять в свой состав новых членов из числа антуанинов. Но так называемая новая властела не заняла равноправного положения со старой, что повело в XVIII в. к усилению борьбы среди городского патрициата.

 

В 1806 г. Дубровник был оккупирован французскими войсками, а в 1808 г. Дубровницкая республика перестала существовать. {227}

 

 

1 Названия «антуанины» и «лазарины» возникли от имен покровителей этих братств ‒ св. Антуана и св. Лазаря. {227}

 

5940d87a8c52.jpg

{225}

 

7aba684ad26e.jpg

{226}

 

История Югославии. В 2 т. Т. 1 / Под ред. Ю.В. Бромлея, И.Д. Достян и др. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1963. С. 224‒227.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.03 2019

XVIII столетие ‒ время заката знаменитой в Средние века торговой республики Дубровник (Рагуза). Вся ее экономическая жизнь зиждилась на коммерции: урожая зерновых, собираемого на каменистой почве, хватало едва на месяц. Довольно развитое ремесленное производство в самом Дубровнике и окружающих городках (судостроение, обработка камня и кожи, ювелирное дело) не определяло хозяйственного строя страны. Всеми делами управления в республике ведали несколько патрицианских семей (нобили, или, по-славянски, властели), ревниво оберегавшие свои прерогативы. Только они входили в Великое вече (Большой совет), занимавшееся законодательной деятельностью, и Сенат, осуществлявший исполнительную власть. Кастовость доходила до того, что браки заключались в замкнутом патрицианском кругу. От невест требовалось большое приданое, в результате чего многие девицы становились старыми девами, а мужчины ‒ оставались холостяками. Фамилии нобилей в буквальном смысле слова вымирали. В свою среду они принимали богатых купцов и судовладельцев с большим разбором и поодиночке, после длительной процедуры. К концу XVIII в. сохранился лишь 21 аристократический род. Состоятельная городская верхушка именовалась гражданами, но прав не имела, противоречие "знатность ‒ незнатность" раскалывало верхи дубровницкого общества и вело к ослаблению и загниванию власти.

 

Контраст между Дубровником и окружавшими его славянскими землями был громаден. Горожане заняли некую нишу благополучия в османских владениях. Высокая Порта, в обмен на большую дань, отказалась от всякого вмешательства во внутренние дела и внешнеторговые связи республики, не облагала на внутреннем рынке ее товары пошлинами, а при вывозе удовлетворялась скромными 2%. Тонкий наблюдатель П.А. Толстой свидетельствовал: "Купцы рагузские во стране Оттоманской во всем многие привилегии имеют, а особливо в пошлинах, что платят с товаров своих менше иных народов и суть правы их пошлины по статьям по два со ста". По деньгам Дубровнику оказывалась и честь, его посланец принимался в Стамбуле с почетом: "…Аще перед иными тот министр и невелик, но турки принимали его честно за древность той республики и того ради, что приносил к ним денги" (май 1703 г.)1.

 

XVIII в. принял от своего предшественника тяжелое наследство. Страшное землетрясение 1667 г. стерло город с лица земли, человеческие жертвы насчитывались тысячами, 50 уцелевших нобилей с трудом навели {515} порядок; в ходе войны Священной лиги (1683‒1699) республика едва не стала добычей Венеции. Изощренной дипломатии дубровчан, умело лавируя между державами на Карловацком конгрессе, заручившись поддержкой Турции и Австрии, удалось избежать смертельной опасности*. XVIII столетие принесло новые заботы. В другой войне, торговой, успех сопутствовал Республике Св. Марка. Венецианцы в противовес Дубровнику построили порт в Сплите и перетянули к нему значительную часть коммерции. На турецком рынке началось победоносное наступление Франции, марсельские купцы одолели конкурентов. В 1760 г. на их долю приходилось 60% товарооборота Османской империи, на долю англичан ‒ 20%, и столько же ‒ на голландцев, венецианцев и дубровчан2.

 

На сухом пути торговля страдала в лихое время войн, а в мирные годы обнаружилось, что в балканских провинциях империи народилось собственное купечество, в источниках его часто именуют турецким, но на самом деле это были в большинстве случаев турецкоподданные православные, армяне и иудеи, вступившие с дубровчанами в жестокую борьбу. В 1707 г. в Сараево состоялась "антидубровницкая демонстрация": собравшаяся толпа кричала, что не желает видеть в городе "ни дубровницких церквей, ни домов, ни купцов… пусть убираются и не вырывают у них куска хлеба изо рта". В республике наступила хозяйственная стагнация, представлявшаяся беспросветной. Привилегированное положение Дубровника в составе султанской державы вызывало зависть соседей, неприязнь обострялась конфессиональными различиями (православные сербы и черногорцы ‒ католики хорваты-дубровчане). Вражда бедной деревни к богатому городу принимала религиозную форму. Земли республики страдали от буйства гайдуков, нападавших на торговые караваны, угонявших скот, отбиравших имущество у крестьян, и вторжений чет ‒ более крупных отрядов, состоявших из соплеменников-черногорцев, наносивших еще более значительный ущерб.

 

Как ни странно, но луч света прорезался во время войны за Австрийское наследство (1740‒1748), когда французская торговля в Восточном Средиземноморье сошла почти на нет, и коммерсанты поневоле обратили внимание на суда под нейтральным дубровницким флагом. Воюющие их не трогали, оставалось "только" отбиваться от алжирских и тунисских пиратов.

 

Рагузинская дипломатия слыла и опытной, и осторожной, но стремительный рост влияния России в регионе она прозевала. Самодержавие благосклонности к республике не проявляло ‒ в Петербург поступали жалобы на то, что "паписты" преследуют святую православную церковь с большей свирепостью, нежели неверные турки. Война 1768‒1774 г. едва не привела к столкновению двух сторон: эскадра А.Г. Орлова ‒ Г.А. Спиридова установила контроль над судоходством в Восточном Средиземноморье и приступила к захвату дубровницких кораблей, перевозивших турецкие войска (всего ‒ 50), несмотря на то что Сенат заблаговременно запретил заниматься военной контрабандой3. У корысти ведь свои законы! Орлов потребовал, чтобы республика взяла на содержание несколько российских кораблей и заломил притом невообразимую сумму (и выговорил немалую ее часть в свою пользу). Сенат в страхе снарядил в Петербург своего посланца Ф. Ранину. Рагуза, по словам Екатерины II, отрекается от {516} османского подданства и "стороною забегала уже ко двору нашему с просьбой, чтобы ее навигация от неприятельской ограничена была"4.

 

За три года пребывания в России (1771‒1774) Ранине добиться аудиенции у царицы не удалось, он лишь целовал ее руку во время общего приема дипломатического корпуса, но и тому был рад: открытые военные действия удалось предотвратить, финансовый спор уладить, российская сторона предала забвению враждебные действия дубровчан, в городе появился консул, представлявший интересы петербургского двора.

 

Война 1787‒1791 г. обошлась без подобных неприятностей. Флот под андреевским флагом в Средиземном море не появлялся. Рагузяне опять играли на два фронта: заявляли, что являются самостоятельным государством, снаряжение и продовольствие для турецких войск перевозили, но извещали российское командование, что делают это по принуждению. К удивлению царского консула, албанца А. Джики (Гики), население сочувственно относилось к победам российских войск: Сенат прислал императрице поздравление после взятия Очакова, по рукам в списках даже ходила ода по случаю знаменательного события. Часть жителей проявляла симпатии к славянскому делу.

 

Но дни республики были сочтены. В 1797 г. по миру в Кампо-Формио, заключенному Наполеоном Бонапартом, тогда ‒ генералом Французской республики, венецианские владения, включая Далматинское побережье, перешли к Австрии. Владычество здесь Габсбургов продолжалось недолго. После новой схватки с Наполеоном, уже императором, по Пресбургскому миру 1805 г. далматинская жемчужина перешла к королю Италии, каковым состоял тот же Наполеон. Терпеть рядом крошечный анклав в виде Рагузинской республики было не в обычаях завоевателя. Воспользовавшись войной с Россией, французы коварно заняли Дубровник 28 мая 1806 г., попросив предоставить им на одни сутки ночлег, пищу и вино для войск. Город они не покинули. Отряду российских войск под командованием князя Вяземского, черногорцам и бокельцам (жителям Боки Которской ‒ Катарро) во главе с митрополитом Петром I Негошем взять Дубровник не удалось. Осада обошлась ему дорого. Вековая вражда крестьян к богатому городу, противостояние православного мира и католической республики вылилось в опустошение его окрестностей ‒ черногорцы и бокельцы предавали огню и мечу виллы богачей, сельские хаты и католические монастыри, разоряли поля и виноградники. В начале июля 1807 г. адмирал Д.Н. Сенявин, желая прекратить дальнейшее кровопролитие, снял осаду. 31 января 1808 г. представитель французского командования зачитал на заседании Большого совета распоряжение, которым "правительство и Сенат Рагузы" распускались5. Мнения членов совета не спросили, они в страхе молчали. Тысячелетнее Дубровницкое государство прекратило существование.

 

 

1 Русский посол в Стамбуле: П.А. Толстой и его описание Османской империи нач. XVIII в. М., 1985. С. 93, 92.

 

2 Фрейденберг М.М. Дубровник и Османская империя. М., 1984. С. 238, 234.

 

3 Лещиловская И.И. Дубровник и Россия // Славянские народы Юго-Восточной Европы и Россия в XVIII в. М., 2003. С. 262.

 

4 Там же. С. 261.

 

5 Фрейденберг М.М. Указ. соч. С. 254‒258. {517}

 

 

* См. главу "Последний крестовый поход христианской Европы". {516}

 

Виноградов В.Н. Последний век некогда славной Дубровницкой республики // История Балкан: Век восемнадцатый / Отв. ред. В.Н. Виноградов; Ин-т славяноведения. М.: Наука, 2004. С. 515‒517.

 

Ответить